Paul Kroopkin (kroopkin) wrote,
Paul Kroopkin
kroopkin

Общество: основные подсистемы общества позднего Модерна

web stats script

Рассмотрим структуру общества позднего Модерна (*). Главная составляющая социума выявляется при анализе работ западных обществоведов и философов, в которых они изучают «нежелательные» тренды современного западного социума. Это то, что Б.Г. Капустин обозначил термином «новый деспотизм», проследив формирование концепции по трудам Фергюссона, де Торквиля, Вебера, Шумпетера, Фуко; то, утрированный образ чего всем нам стал известен благодаря фильму «Матрица». Данная подсистема современного общества (я буду также называть ее матрицей, чтобы привязаться к сильному образу, сформированному фильмом) заточена на то, чтобы делать людей счастливыми, удовлетворенными собственной жизнью. Для этого власть старается создать условия максимального удовлетворения возможных желаний людей, и, что особенно не нравится критикам, власть старается взять под контроль формирование желаний людей. Матрица – результат предельной рационализации человеческого общества в его современном демократическом варианте, когда люди ставят себе цели из известного списка, для достижения целей они используют методы из известного списка, и существуют механизмы страховки людей от наиболее болезненных неприятностей. При этом списки целей и методов достаточно обширны, так что подавляющее большинство людей практически не испытывает никакого дискомфорта от отсутствия чего-то в «списках разрешенного».


Однако для существования такой «матрицы счастья» в современных условиях необходимы и другие общественные подсистемы, что связано с сильной изменчивостью реальности позднего Модерна. Изменения реальности требуют постоянной «подстройки» матрицы к изменившимся условиям существования, что в свою очередь приводит к необходимости наличия в социуме некой проектной подсистемы, которая не может быть включена в матрицу до конца. Последнее обусловлено тем, что ответы на вызовы Современности могут потребовать выхода за пределы рутин, прописанных в матрице. Другая необходимая общественная подсистема появляется из требования постоянного обновления «пантеона». «Производство богов» происходит в рамках того, что можно назвать стратегической подсистемой.


Важность качества последних двух подсистем в устройстве общества следует из опыта СССР. После деспотии классического типа первой половины XX-го века общественная система СССР осуществила переход к "новой деспотии" - форме позднего Модерна, достигнув своего расцвета во времена «равитого социализма» Брежнева. Матрица того времени достаточно успешно справлялась со своими функциями, в то время как проектная и стратегическая подсистемы оказались не на высоте. «Боги» коммунизма умерли, проектная подсистема не выходила за пределы матрицы, и в результате накопилось отставание по качеству жизни по сравнению с Западом. Именно информация об этом отставании (рассказы о витринах западных магазинов) вместе с артефактами западного материального успеха (товары повседневнего спроса из-за бугра и из «Березки») делегитимизировали матрицу социализма в сознании людей. Неэффективность отечественных управленцев в конце концов породила массовую неудовлетворенность жизнью, и эти два фактора привели к краху системы.


Общественная форма поздней Современности стран Запада оказалась более сбалансированной. Например США не только успешно справлялись со всеми выпавшими на их долю вызовами Современности, но и по меньшей мере два раза кардинально поменяли «богов» экономической сферы - с данной задачей успешно справились «Новый курс» Рузвельта и «Рейганомика». Также менялись «боги» гуманитарной сферы, что оставило свои следы в виде, например, десегрегации 70-х и выравнивания социальных позиций меньшинств 90-х. И западные общества в данной форме своего устройства успешно продолжают обеспечивать свое развитие, уверенно встречая новые вызовы времени.


В этом плане я вынужден согласиться с оценками Б.Г. Капустина и А.А. Зиновьева, которые считали брежневский социализм вполне современной формой развития западной цивилизации. Приведенная схема также позволяет лучше понять попперовский прожект «открытого общества»: ведь именно наличие нормально функционирующих вне-матричных общественных подсистем (проектной и стратегической) «открывает» общество навстечу Современности, и именно данные подсистемы не работали как следует в СССР, делая страну «закрытой».


Крах СССР сопровождался убожеством преобразований 90-х. В результате экономическая сфера страны была выброшена в марксовы времена, или может быть еще более ранние, учитывая около-феодальную ментальность «победителей». То, что гуманитарная сфера, как более инерционная, оставалась в познем Модерне частично спасло ситуацию. Однако такой разрыв не может существовать долго (например, в запасе у российской системы образования осталось не более 5 лет), и мы рискуем существенно архаизироваться, сделав жертвы предыдущих поколений на благо модернизации страны напрасными. И радует, что Власть начала понимать текущее состояние дел, и делает попытки по «вытягиванию» экономической сферы общества обратно в поздний Модерн. Дай Бог ей успеха.


***


(*) Вслед за Э. Гидденсом я буду выделять в Современности ранний и поздний Модерн. Гидденс ввел концепцию познего Модерна для того, чтобы оттенить те общие изменения, которые произошли в западном социуме из-за нарастания интенсивности инноваций.


Замечу, что другие группы мыслителей обозначают аналогичные изменения гуманитарной сферы жизни термином «постмодерн», желая подчеркнуть кризис рациональности, который по их мнению смертелен. Однако никогда еще люди не были вынуждены рационально работать головой столько, сколько они работают сейчас, так что говорить о «закате Разума» пока еще преждевременно.


(**) Это я вынес из комментов у ivanov_petrov, которому спасибо за разбуженную фантазию ...

Tags: Общество
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 14 comments