Россия: Проблемы бытия в Современности

Я открыл этот журнал, как рабочее место для себя и для друзей, чтобы разобраться, куда идет Россия. Разобраться прежде всего самому. Поэтому вся информация, которая появилась или появится здесь предназначена только для личного пользования, и не предназначена для какого-либо коммерческого использования. Я не претендую на приоритет по отношению к идеям, которые обсуждались или будут обсуждаться здесь, и с благодарностью приму ссылки и откомментирую вопросы приоритета, если таковые возникнут.

К читателям, пожелавшим принять участие в дискуссиях: Я выдвигаю только одно требование - позитивность. Если вам хочется поругаться, или излить другие свои эмоции - пожалуйста, найдите себе другое место. 

К тому же прошу не забывать, что я сужаю круг своего рассмотрения только на Российский суперэтнос.  Проблемы других этнических групп могут быть рассмотрены здесь лишь для извлечения положительного/отрицательного опыта. (Апрель 2006).

ЗЫ (Сентябрь 2009): За прошедшие 3 года удалось кое-чего достичь. Основные наработанные "изюминки": http://kroopkin.livejournal.com/113118.html; http://kroopkin.livejournal.com/161526.html.

Кроме того, для представления своей исследовательской парадигмы открыл еще один блог: http://modernity-centre.org/.

best tracker

Locations of visitors to this page

Россия и Современность: Проблемы совмещения - Анонс монографии

web stats script

Россия и Современность: Проблемы совмещения: Опыт рационального осмысления / П.Л. Крупкин. М.: Флинта: Наука, 2010. 568 с.

Издательское описание книги:

Автор:Крупкин П.Л.
Название:Россия и Современность: Проблемы совмещения: Опыт рационального осмысления
Раздел:Социология, политология,философия, культурология
Переплет:Обложка
Страниц:568 с.
Издание:М.: Флинта: Наука, 2010
ISBN:978-5-9765-0891-0 (Флинта), 978-5-02-037220-7 (Наука)
УДК:94(47)=316.3
ББК:63.3(2)6-2


В книге представлена концепция Современности (Модерна) в ее приложении к обществоведению. Рассмотрены теоретические вопросы национального государства, нации, демократии, свободы, постиндустриальной экономики, и связанные с этим необходимые качества развитых обществ Модерна. Особое внимание уделено тщательности логической проработки используемых понятий. Полученная рамка применена к анализу текущих социальных процессов в России с использованием различного рода статистических данных и данных социологических исследований. Обсуждаются проблемы трансформации России в национальное демократическое государство, развития постиндустриальной экономики, запуска в стране цикла генерации экономических и социальных инноваций, а также проблемы российской демографии и развития человеческого капитала. Показано, что практически все проблемы в своем разрешении упираются в менталитет постсоветской элиты. Выявлен основной психо-социальный ментальный комплекс, ответственный за элитную аномию, и показаны пути его деконструкции.

Книга рассчитана на широкие слои образованных читателей с рациональным складом мышления, комфортно себя чувствующих в больших коллективах.

Оглавление книги.

Текст книги - pdf - осторожно - траффик - 8,6 М.

Интересная Covid статистика

Во Франции стали публиковать интересную цифирь:
Количество позитивных PCR тестов на 100 тыс невакцинированных 406 и вакцинированных - 50; количество попавших в больницу на млн невакцинированных 33,6 и вакцинированных - 3,41.

Получается, что по входу в болезнь вакцинирование даёт выигрыш в 8 раз, а по последующему сваливанию в тяжёлое течение болезни всего 20%.

Полит-теологическое: Спасение 1

Есть такой взгляд, что все массовые движения – они о спасении. Формализуя эту идею, мы можем считать, что модель спасения – это принятие некого должного из перспективы большого времени. Т.е. когда сообщество / индивид считает, что, следуя данным правилам, оно / он преуспеет в перспективе «конца времен».


Понятно, что наиболее интересны те модели спасения, успешность которых проверена практикой.

Collapse )

Тренды в РФ - на основе эрефийских институциональных инвариантов

Наконец-то нашел свои тезисы на 7-й конгресс политологов - написанные в Апреле 2015. Т.е. 2 года еще прошло. И все идет по начертанному там плану.

Могу добавить три тренда, которые стали явными - в довесок написанному по ссылке:
1. Система РФ решила придавить низовую сволочь произвола - чем вышла из логики ранних 30-х СССР; ранее я думал, что это будет ее низовым интерфейсом к "народишку".
2. Суверен все более заталкивает Систему РФ в логику классического полицейского государства (строгие правила и инструкции вместе с полицией - вместо низовой политики); при этом "воля суверена" выверяется потоком снизу вверх населенческих "жалко жаловаться" (знаменитые зеленые папки и аналоги) - т.е. Суверен нашел костыль для отсутствующей машинерии общего блага низов.
3. Ну и давление Запада в рамках пока ставшей доминирующей там лимитрофной логики "нет никакого коллективного спасения для русни" завело наше архетипическое "ускребание из ж*пы" - со всеми с тем исходящими.

Что еще играет из институционально-инвариантного?

Локальная городская идентичность г. Калининграда

Ментальная география: В «большом мире» Калининград – это остров. Остров Калининград омывается Балтикой с запада и северо-запада, и враждебным «не пойми чем» со всех других сторон. Вдали, на востоке, за «не пойми чем» видна Москва, и Россия. Москва – не Россия, в Москве чихнут – в Калининграде плачут и вообще, Москва Калининград в упор не видит, хоть Остров Калининград и представляет Москву и Россию в Европе. На юге, за «не пойми чем», видна Варшава, на юго-западе – Гданьск. За ними далее – Европа.

Сам Калининград находится приморской части Острова – вместе с любимыми местами отдыха горожан – другими приморскими городками, такими как Пилау-Балтийск, Светлогорск, Зеленоградск - расположенными по берегам Балтики, Балтийского и Куршского заливов. Здесь же видна и жемчужина Калининграда – Куршская коса. В материковой части Острова находятся такие городки, как Советск, Гусев, Черняховск, и еще одна калининградская жемчужина – Виштынецкое озеро.

Центральное место Калининграда – Кафедральный собор с могилой Канта. Здесь же музей янтаря и краеведческий музей.

Символы места: «Немецкость», Янтарь, Балтика, Европа.

Мифы самостояния. Калиниград – это Европа, европейский рубеж России. Калининградцы выставивают у холодной проморзглой Балтики под низким давящим небом – хоть и в комфорте, но – заброшенные и без чувства хоть какой-нибудь перспективы. Душу греют лишь старые немецкие артефакты вроде вилл Амалиянау и деревьев вдоль старных немецких дорог, да природные красоты вроде Куршской и Балтийской косы, и Виштынецкого озера.

Пантеон героев Калининграда с большим отрывом возглавляет Кант. За Кантом следуют космонавты – уроженцы города (Леонов и др.), потом – теща Путина с его бывшей женой Людмилой.

Структура сообщества города складывается вокруг областного и городского начальства, в котором выделяют особую группу «москвичей». Так же заметны некоторые предприниматели, и другие «лучшие люди города» из разных «сословий РФ»: профессора, артисты, и т.д.

Обычные калиниградцы довольно однородны, хотя и тут просматривается особая группа «военных». Самые заметные среди маргинальных групп – «казахстанцы».

Ритуалы единения: Как и повсюду здесь царит День Победы. День Города не развит так, как в других местах, и конкурирует среди ритуалов развития городского единения с Днем Флота и Днем Селедки.

СССР и Современность

В основу операционализации класса социальных порядков «Современность (Modernity)» можно положить способ легитимации принимаемых решений, т.е. способа убеждения агентом принятия решения и себя и своего сообщества в том, что принятое решение – правильно (1). Тогда отнесение сообщества к Современности определяется значимостью количества решений из его повседневности, легитимируемых рациональным рассуждением / обсуждением. Несовременные же социальные порядки характеризуются доминированием «внешней» легитимации решений: через отсылку к традиции (всегда так делали), магии (боги / духи / космические энергии указали, что надо так), принятым в обществе «талмудам» (в текстах написано, что...), и авторитетам («сам» же сказал..., «там» так не делают...)

Понятно, что в политике и бизнесе доля рационально принимаемых решений была высока во все эпохи, а вот в семейной и других сферах повседневности долгое время торжествовала именно что внешняя легитимация решений и порядков / институтов.

В рамках так определяемой парадигмы, в истории СССР можно выделить следующие этапы:
1 1917 - середина 20-х: торжество Современности. Новые порядки массово изобретаются с нуля, и апробируются в общественной практике.
2 Конец 20-х - середина 60-х: Современность концентрируется в верхнем слое партийной и научной элиты (ЦК и АН). Остальным группам советского общества следует делать, «как сказано»; т.е. социальные порядки / институты и решения легитимировались «верхами».
3 Конец 60-х - начало 90-х: Современность уходит и из ЦК; внешней инстанцией легитимации решений «в верхах» все более становится «Запад». Для низов же таковой инстанцией остаются «верхи», которые у многих «продвинутых» замещаются все тем же воображаемым Западом напрямую.

В конечном итоге (80-90-00-е) практически все сообщества СССР / РФ ушли из Современности. При этом нельзя сказать, что они вернулись в Традицию, поскольку традиционные институциональные поля (т.е. аппробированные в длительной и успешной социальной эволюции) были практически ликвидированы «советским строительством». Легитимация решений / институтов в это время обычно осуществлялась ссылкой на внешний к людям / сообществам авторитет, в качестве которого очень часто выступает воображаемый Запад. Определим такую ситуацию термином «карго-модерн».

Начиная с 00-ых, развивается еще один тренд: условия жизни людей в условиях «общества потребления» развивают в них способность к рациональной легитимации (см., например, массу принимаемых людьми решений о выборе покупаемого товара / услуги), от которой «продвинутые страты» уходят с помощью опоры на бренды. Закручивается интересный сюжет накопления потенциала Современности в социальных низах общества при продолжающейся жизни социально «продвинутых» страт в карго-модерне.

-----------------------
(1) Это же верно и в плане легитимации социальных порядков / институтов.