Paul Kroopkin (kroopkin) wrote,
Paul Kroopkin
kroopkin

Россия: Система элитного обеспечения - 2

web stats script

В продолжение этого. Решил потихонечку подобрать фактуру. Так что буду благодарен за ссылки.

Начнем с «Эксперта»:


Вопрошатель: Еще два года назад никто не помнил самого слова приватизация и не пекся о том, хорошо она прошла или плохо: проехали; ни о каком пересмотре итогов и слышно не было. Сегодня же это моднейшая тема как в политической тусовке, так вроде бы и в широкой публике. Само по себе так получиться не могло; это было сделано намеренно - и понятно кем. Изменять, извините, «дискурс» в нашей стране умеют только федеральные телеканалы, контролируемые вами. Значит, всероссийскую моду на такой разговор, причем в весьма эмоциональных тонах, насадили вы. Зачем вам это понадобилось?

Государственник: Для нас очень важно, чтобы люди, получившие в период приватизации крупную собственность, никогда не забывали, что они, по сути, являются наемными работниками. Они получили собственность в управление, поскольку заявили себя тогда как потенциально более эффективные менеджеры. Крупная собственность должна обслуживать интересы государства - интересы, связанные с безопасностью во всех ее проявлениях, с поддержкой социальной политики. Аспектов поведения владельцев крупной собственности, управленцев крупной собственностью, которые должны быть согласованы с государством, - множество. Разговор о реприватизации нужен для того, чтобы и общественное мнение, и сами собственники были готовы к тому, что у тех из них, кто не примет предложенную нами политику, эта собственность будет из управления изъята. Для того чтобы напрямую, вот так, как я сейчас сказал, публично изымать собственность, в гражданском законодательстве нет необходимой совокупности норм. И, скорее всего, не будет. Поэтому-то, для того чтобы выполнять эти задачи, не создавая системного нарушения закона, и нужны, во-первых, разговоры о реприватизации, а во-вторых, показательные действия. Как, например, то, которое мы сейчас провели. (Намек на дело ЮКОСа – ПК)

В.: Одних и тех же людей вы называете то управленцами, то собственниками. Отсюда два вопроса. Во-первых, если они все-таки, по-вашему, управленцы, то почему передача активов делалась так, будто они - собственники? Во-вторых, кем бы они ни были, нынешний шумовой эффект (давай, давай! отберем-переделим!) неизбежно поселит в них инстинкты временщика. Многие и сами к тому наклонны, а вы им еще рассказываете, как мало им гарантирована сохранность активов. Им ничего не остается, кроме как тянуть из своих компаний побольше да упрятывать подальше. Вы нарочно это делаете?

Г.: Во-первых, единоличных владельцев крупной собственности, имеющей советские корни, быть не должно. Это номинальные держатели, номинальные собственники. Нет достойной юридической формы для подобной передачи собственности.

В.: Есть. Управляющая компания. Ребята выиграли какой-то тендер на право управления - пусть даже залоговый, неважно, - и вперед.

Г.: Хорошо, я поправлюсь. При приватизации не было предложено достойной юридической формы. Приватизация проводилась массово, ее целью было создание критической массы рыночных субъектов; у приватизаторов не хватило на такие тонкости ни времени, ни, возможно, квалификации. А мы сегодня имеем то, что имеем.

Теперь об инстинктах временщиков. С этим мы и боремся. Они относились к собственности как временщики до того, как мы начали процедуру улаживания отношений и согласования их действий с государством. Потому что все, и они тоже, прекрасно понимали, что миллиардная собственность, полученная одним частным лицом в столь сжатые сроки, нигде обществом не будет признана легитимной, тем более у нас в стране.

<…>

Г.: Цели провести массовую замену номинальных собственников нет. Есть цель согласовать их поведение с тем, что предлагаем мы.

В.: Так они уже на все согласились.

Г.: <…> И очень хорошо. Именно поэтому нам не нужна массовая реприватизация.

В.: Попытаемся навести минимальную логику. Если человек в ходе приватизации получил парикмахерскую, то он же не номинальный держатель, он собственник, да?

Г.: Да.

В.: Если человек получил в ходе приватизации контроль над нефтяной компанией, то он не собственник, а номинальный держатель, хотя юридически собственность оформлена одинаково. Пусть так. Но где же проходит рубеж, где кончается «собственность» и начинается «номинальное держание»?

Г.: У меня сейчас нет точной формулы, которой могли бы воспользоваться все желающие, для определения, относится конкретное предприятие к крупным, влияющим на политику государства, либо к средним и мелким. Я готов отвечать на конкретные вопросы в отношении конкретных предприятий.

<…>

В.: Давайте. Вот, скажем, господин N. Он владеет, с одной стороны, алюминиевыми заводами, которые явно подпадают под ваше рассуждение. С другой же стороны, он владеет автомобильным заводом. Одинаковы ли эти владения с обсуждаемой нами точки зрения? В цветмете он всего-навсего управленец. А на автозаводе он кто?

Г.: Тоже управленец. По совокупности это крупный собственник. Его решения, принятые по массе мелких и средних предприятий, к которым можно отнести и помянутый вами завод (в обсуждаемом смысле он - среднее предприятие), могут затронуть интересы государства. Совокупность средних предприятий в одних руках может привести к тому, что конкретный человек подпадет под регулирование его поведения со стороны государства.

В.: Таким образом, когда наши назначенцы, которых мы раньше по невежеству называли олигархами, инвестируют в смежные отрасли, они тем самым сокращают число «настоящей собственности» в стране. Да?

Г.: Да.

В.: А самим «управленцам» говорилось хоть раз, что они таковы?

<…>

Г.: Это люди довольно умные. Они и в 1995 году прекрасно знали, что не зарабатывают эти активы, а получают их. Даром. Знают и теперь. Посмотрите, сколько они собрали денег на восстановление Константиновского дворца - вдвое больше, чем Пал Палыч истратил на Кремль. Посмотрите, как они раз за разом по первому намеку «сбрасываются». Собственники так не поступают.

В.: Требуют же не все…

Г.: Собственник при первой же подобной угрозе немедленно сделал бы все, чтобы выйти из этой собственности. Я не понимаю, почему вы хотите, чтобы я доказывал очевидное. Никто из управленцев - кроме тех, кто утратил чувство реальности, - не относился к этой собственности как к своей. И ваши упорные попытки говорить о собственности применительно к крупнейшим компаниям страны просто бессмысленны.

В.: Так крупнейшие-то компании не в отдельной стране живут. Средние и мелкие тоже получают намеки «сброситься» и тоже повинуются. Так что же, они…

Г.: А сейчас вы говорите об уголовщине. Я утверждаю, что это - внесистемные явления, никоим образом не отражающие государственной политики по отношению к средней и мелкой собственности.

В.: А, «если кто-то кое-где у нас порой»? Как скажете. Если вы соглашаетесь обсуждать особенности госполитики по собственности только применительно к крупнейшим компаниям, еще вопрос о них. Итак, сегодня «управленцам» четко указано их место, они послушно выстроились в шеренгу - проблем нет. А что, если завтра к вам придет один из них и скажет: старею, устал, пора подумать о здоровье, о семье - хочу продать активы на Запад?

Г.: Придется, как это ни печально, повторить урок. Нам бы этого очень не хотелось - и пока все они в здравом уме и твердой памяти, мы этого делать не будем.

Tags: Актив, Россия, Система, Ссылки, Экономика
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Интересная Covid статистика

    Во Франции стали публиковать интересную цифирь: Количество позитивных PCR тестов на 100 тыс невакцинированных 406 и вакцинированных - 50; количество…

  • К философии у-кризиса

    Прописал тут разные неговоримости нашего социо-политического говорения, которые увеличили амплитуды своей пульсации по итогам 2014-21:…

  • Полит-теологическое: Спасение 1

    Есть такой взгляд, что все массовые движения – они о спасении. Формализуя эту идею, мы можем считать, что модель спасения – это принятие некого…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments