January 4th, 2009

Общество: Б.Г. Капустин о нации и национализме

web stats script

Хорошее исследование: Капустин Б.Г. Законодательство истины, или Заметки о характерных чертах отечественного дискурса о нации и национализме // Логос, 2007, № 1 (58), с.103-137.


В своей экспликации понятия «нация» Капустин останавливается на том варианте, который я обозначил как 2-е понимание данной категории здесь. При этом мое 1-е понимание (совокупность акторов Общественного Договора, источник суверенитета современного государства) он объявил частным случаем. И его логика понятна, ибо, подходя с точки зрения национализмов как совокупностей политических практик, трудно получить что-либо иное.


Однако есть еще одна проблема. Это – существование государства в Современности. И в данном аспекте устойчивость показали лишь nation-states. (СССР, как архаичная химера, сверкнул искрой на историческом небосклоне, чуть коснувшись какой-то своей частью Современности, и канул в небытие как только «прогрессоры» утомились стрелять в народ). Соответственно, в плане ослабления общественного насилия (а это один из аспектов проблемы государства и Современности), современному государству необходим политический консенсус элит, который и порождает нацию в 1-м моем понимании. Т.е. нация как политическая мета-идентичность просто обязана существовать, обеспечивая целостность политического поля государства.


Федерации, на которые в своем анализе упирает Капустин, ставят проблему интерпретации соответствующих территориальных сообществ – своих составных частей. Некоторым из этих сообществ очень уж хочется тоже зваться нациями (*), обеспечивая актуальность моего 2-го понимания и основного понимания Капустина.


Далее политика. Если целостность государства все же удается отстоять, найдя какой-то компромисс, то восстановленный национальный консенсус опять задает единую нацию как политическую мета-идентичность для относительно ненасильственного сосуществования людей (Канада/Квебек, Бельгия).


Если же консенсус утерян навсегда, то государство распадается, с образованием новых наций и соответствующих nation-states. Этот распад может быть мирным (Чехословакия), или одна нация начинает гнобить другую в войне, успешной (США: Север/Юг) или неуспешной (Франция/Алжир, Британия/США).



(*) Данная филологическая по своей сути проблема существенно отягощает жизнь некоторых Федераций. Поэтому понимаемо желание теоретиков (того же Капустина, или А. Миллера) идти на поводу у вредных малых сих. Миллер вон подцепил термин государство-нация в пику нации-государству. Капустин же мечтает о каких-то «постнациональных констелляциях». Но ИМХО перевернуть весь накопленный теоретико-практический дискурс будет очень трудно, и мы обречены жить с двухслойным понятием.


В принципе в русском языке можно было бы оставить лишь 2-е понимание нации за этой категорий, введя слово «народ» для первого понимания, как то делали большевики, но такое конституирование очень опасно в политическом плане, ибо геополитические конкуренты им немедленно воспользуются, да и пути уже накатаны, если иметь в виду СССР. Поэтому нет спасенья от демонстрируемого мной упорства. Если Россия хочет жить, ей надо стать «как все» - единой нацией в своем национальном государстве.