March 2nd, 2009

На «границе» тучи ходят хмуро... – ария Павловского

web stats script

Не хотел я ковыряться более в элитной границе 1-го типа, но письмо Павловского Морозову спровоцировало вернуться к связанной с ней проблематике.


Итак, как же так случилось, что «Новый мир» большевиков трансформировался в «Запад» у интеллектуальной обслуги поздних коммунистов, которая и стала творцом социального дизайна новой русской революции? Почему новаторы, вершившие историю, и двигавшие вперед прогресс, обратились в своих прямых потомках интеллектуальными импотентами – компиляторщиками, неспособными ни к какой умственной деятельности, кроме как талмудить строки из транзитологических (или каких других) учебников?


Итак, исходная позиция. «Новый мир» прогрессоров, волею исторического прогресса возникший посреди крестьянской России с ее «идиотизмом сельской жизни». Понятная граница «мы-они». «Мы» - это прежде всего «небожители», это те, кто «знают как», и потому ведут за собой, а также различного рода «приводные ремни» - исполнители «небожительской» воли. «Они» - это прежде всего мелкобуржуазное русское крестьянство, (1) которое должно быть ограблено для получения ресурсов для затеянной большой стройки, (2) которое должно дать как молодежь для пополнения рядов «небожителей», так и (3) рабов для указанной стройки. Однако «Новый мир» по своей сути - это что-то ранее невиданное, абсолютно новое, гораздо лучше того, что уже было известно. И Запад этому «Новому миру» даже в подметки совершенно не годился…


Практичеки в своей исходной постановке задача построения «Нового мира» была именно задачей Современности, т.е. она не имела внешних неотрефлексированных источников легитимности. Даже ссылка на базовую теорию Маркса осуществлялась через свою автохтонную рефлексию – интерпретации Ленина, Троцкого, Сталина, Бухарина и прочих. А основным источником идей была буйная практика социалистического строительства.


И вот где-то при Хрущеве в эйфории творящих историю «небожителей» возникла ссылка на внешний объект – «догнать и перегнать Америку». По-видимому, сначала ссылка на США была второстепенной, а основной была ссылка на себя. Типа: «Мы выплавили Х млн тонн стали, в два раза больше чем год назад, а США прирастили производство всего на 2% - вот видите насколько система социализма эффективней!» Потом где-то произошло утяжеление смысла: «Мы плавим стали вполовину от американского количества, но наши темпы прироста выше, и скоро мы их догоним!» И эта струя была усилена биполярностью мира – главный противник захватил внимание целиком, став внешним источником легитимации для «небожителей»: «Так ли мы делаем, как на Западе?» или «Слушай, на Западе они вот что придумали. Надо наверное и нам тоже?».


Как бы то ни было, именно здесь началась сдача Современности – поиск внешних источников легитимации для общественных задач. И основным движком этого был по-видимому массовый приход номенклатуры уже советской выучки (похоже прав тут ivanov_petrov, говоря о бесплодности советского образования). Так социализация людей в условиях марксистско-ленинского талмудизма заложила базу под ликвидацию советской формы общества Современности.


Смена сакрального символа «коммунизм» на символ «Запад» было уже делом времени, тем более опыт низвержения коммунистических богов уже имелся – культ личности был успешно развенчан, тушка гения была вынесена из Мавзолея, и мир от этого не перевернулся. А сладкие грезы Запада, в которые окунался каждый выезжавший из СССР, были уж куда более прельстительны, чем аскеза советских улиц, сопровождавшаяся тайным пожиранием пайка из спецраспределителя за забором спецдачи, и вынужденным вниманием очередным «сиськам-масиськам» бровастого вождя… Так что следующее поколение советской номенклатуры (как начальства, так и его интеллектуальной обслуги) было уже вполне готово вместо трудов Маркса-Ленина и Материалов съездов КПСС талмудить что угодно. Что и случилось. И то, что активное большинство ухватилась именно за транзитологию, подсунутую им из «Светлого града на холме», – так это не самое худшее, что могло бы случиться. Ведь эти гаврики с тем же успехом могли начать талмудить и Коран…


Понятно, что общая картина была сложнее. В позднем СССР существовала еще и техноструктура, которая находилась несколько вне интеллектуального обрезания – ведь стране нужно было оружие на уровне. Уже складывалась, хоть и убогая, но матрица – необходимый атрибут любого общества Современности. Но советская техноструктура не обладала политической субъектностью – это свойство в СССР было зарезервировано лишь за начальством. Не были субъектны и начальская интеллектуальная обслуга – те, кого сейчас называют шестидесятниками. А вот диссиденты и еврейство – они были частично субъектны. Впрочем эти группы не были для советского начальства совсем уж чужими – их составляли в основном номенклатурные «кровинушки». Соответственно при лидирующей роли диссидентства (еврейство было занято другим - оно в основном съезжало) Современность была успешно слита при дизайне послереволюционных порядков в России – и мы получили то, что имеем…


Однако милый сердцу данной публики торжественный марш России по пути архаизации был омрачен приходом в топ людей с вполне современной ментальностью. Действительно ведь Путин и команда обходятся при легитимации своих действий без ссылок на внешние авторитетные источники. И то же приходится делать самой творческой части их интеллектуальной обслуги, включая Павловского. Т.е. будучи душой в диссидентской архаике, Павловский вынужден актуально действовать в Современности. И похоже, что он это делает неосознанно, не понимая источник своей раскоряченности. Откуда и грусть...


ЗЫ: Некоторые растолковывания текста Павловского:
http://m-yu-sokolov.livejournal.com/721750.html?thread=37478742
http://m-yu-sokolov.livejournal.com/721491.html?thread=37466451#t37466451