March 22nd, 2009

Экономика: Капитал – 4: Агентская проблема

web stats script

Продолжение этого (1), этого (2) и этого (3).


При расширении бизнеса наступает момент, когда собственник-предприниматель решает подключить к делу помощника. И тут к делу подключается то, что в нынешней науке о бизнесе называют агентской проблемой. Выберем для ее иллюстрации крайний случай с очень затрудненным контролем над поведением агента – создание зарубежного филиала.


Итак, примем без критики положение, что бизнес-люди стремятся увеличить свой доход. Т.е. сам бизнесмен в зоне своего контроля старательно максимизирует прибыль. Возникает вопрос: Какой критерий оценки труда своего агента-помощника, руководителя зарубежного филиала, должен внедрить бизнесмен?


Если он положит в качестве key performance indicator (KPI) максимизацию прибыли филиала, то со временем он будет получать вместо доходов только объяснения, почему бизнес идет так плохо – а реальные доходы агент найдет возможность «скачать» в свою пользу. Исторически (в стабильных условиях средневековья) для агентов использовался KPI «рента» - заплати фиксированный платеж, и делай что хочешь. В принципе такой подход тоже стимулирует общую мотивацию бизнеса как повышение прибыли, ибо агент будет старательно работать над своим доходом, который он получает сверх ренты, но для владельца бизнеса ситуация может стать обидной при расширении бизнеса филиала.


Следующее типовое решение – план по продажам и определенной норме прибыльности – хоть и гарантирует хозяину пропорциональный доход, но уже убирает из мотивации агента максимизацию прибыли. При этом какое-то время назад это стало доминирующим трендом в Западной экономике – управленцы массово приняли для себя гарантирование определенного дохода по акциям (чтобы не иметь неприятностей от акционеров), и рост бизнеса (ибо в условиях роста фирмы карьерный рост управленцев резко облегчается). В принципе именно это можно считать мотивацией современного крупного бизнеса.


Далее в плане увеличения для акционеров дохода по акциям высоколобые предложили упирать не только на дивиденд, но и на рост стоимости акций, что послужило основой различного рода опционных схем мотивации топа корпораций. И тут понеслось – управленцы начали старательно гнать вверх курсы акций своих компаний, за чем последовали пузыри и подтасовки отчетности...


Но то, что управленцы крупных корпораций заинтересованы прежде всего в росте бизнеса и своих бонусов, а отнюдь не в максимизации какой-то там чужой прибыли – это пожалуй уже общее место, если не обращать внимание на лубки, а попытаться присмотреться к реальности. Для стабильности своего существования управленцы также стараются обеспечить гарантированный доход по акциям – что дает свой вклад в закрепление инвестиционных паттернов в поведении акционеров, и их отчуждение от якобы ихнего бизнеса.


И в завершение – свежее свидетельство о мотивациях управленцев в крупных западных корпорациях.

Общество: Национальный проект – проблема «границы» - 2

web stats script

Очеркнем специфику традиционной элитной границы в Россиянии (в продолжение этого (1) и этого). Как уже обсуждалось, к Перестройке страна подошла с четырьмя субъектными сообществами – начальством, западниками (включая диссидентское крыло), еврейством, криминалом.


Начальство, после самоотделения западников в 50-60-е, тем не менее продолжала нести в себе русофобский заряд. Однако характерным моментом здесь было то, что у советского начальства отсутствовал механизм самоподдержания энергии русофобской поляризации (*), так что начальская русофобия была скорее связана с накопленной инерцией прошлого, прошитой в повседневных рутинах. При этом со временем происходила диссипация данной энергии, и разряжение элитной границы особенно усилилось после последней революции вследствие маргинализации российских западников-либерастов. Так что наличествующая элитная граница текущего российского общества потеряла какие либо иные фильтры «отталкивания», кроме поляризации, связанной с имущественным расслоением. Энергия данной поляризации выше у представителей элитного социализма, и не так высока у потенциальных имперцев (о структуре российской элиты/актива см. 2-ю часть статьи). При этом основной механизм поддержания данного заряда на границе связан со сформировавшимся в 90-е годы 20-го века ментальным комплексом «парашецентризма».


Соответственно, снятие поляризации с элитной границы в современном российском обществе вполне возможно, и одним из подходов к этому является восстановление требования к элите выполнять свою общественную функцию в плане обеспечения развития страны. Это может быть достигнуто постановкой перед страной внятных социальных целей, и включением элитного отбора на основе критериев обеспечения движения ввереных их заботам сообществ к данным целям.


Так что можно лишь порадоваться, что правящая команда начала разговоры о работе в этом направлении. Посмотрим, насколько она туда продвинется.



(*) Энергия русофобской поляризации у идентичности россиянских либерастов поддерживается через сравнение ее носителями различных неидеальностей российской действительности с идеальным Западом их культа.