July 1st, 2009

Павловский: Очередная сводка о российском Политическом

web stats script

Интересный текст. Пройдусь, пожалуй, по нему «с карандашиком» кратенько...


Отправная точка опуса:


Россия – новая страна. Впервые идея суверенного российского государства в данных границах была высказана публично двадцать лет назад, летом 1989 года, – и уже летом 1090 года была осуществлена. Российская Федерация состоялась в 1990–91 годах наподобие безответственного физического эксперимента: решение найдено – неясно только, решение какой проблемы?


Не знает ведь ГОП, что решали его коллеги в то время... Или запамятовал... Напомним. Здесь ценно воспоминание Ясина, а тут - мой коммент...


В общем, коммунякам-западникам очень захотелось избавиться от окраин. Самые честные из них хотели бы перестать платить баям дань, а Ельцину надо было просто спихнуть Горбачева. Итог: Горбачева спихнули, баев отпустили, а платить им – не перестали... Такие вот заботливые... Так и скакнули – из Коминтерна – в Либинтерн... С сохранением ордынства как основы политической системы. Зачем отпускать народец на волю? А то забалуют – грабить себя перестанут давать...


Российская нация – никогда прежде не существовала. Для России–1991 поэтому была исключена национальная (национально-демократическая) легитимация по модели стран Восточной Европы.


Как первая фраза здесь связана со второй? Ведь была и Прибалтика 18-го года, и Польша, и Чехословакия того же времени. Не говоря уж о деколонизации Индии – вот уж сложный случай – но ведь состоялся! Нет, никак нельзя отпускать народец! Что это такое – орда без рабов? Непорядок!


И далее – все пошло правильно. Как может орда относиться к массе? Только бояться! И еще – грабить, как то было все 90-е. И согласен с ГОПом, что Путин сюда внес новую струю: оказывается орда народец может иногда еще недорого любить. И не отнять это у Путина – ведь действительно развернул взад слегка социалку, подбросил людишкам денег... И откликнулся ему народ на ласку – в сравнении с остальными людоедами-то...


Но в целом ордынское кредо на месте:


Так сформировалась презумпция: никакая конституционная власть в России не должна более зависеть от актов случайной воли массы граждан. Политика должна – тем или другим способом – ограничивать доступ населения страны к игре со страной ...


И т.д. ...


А есть ли в этом опусе чего положительного? Я нашел две идеи, которые хорошо срезонировали с тем, о чем я в свое время много думал.


1. Обобщение и критика управленческого / политического / государственнического опыта. Здесь имеем стандартный риск демократии в условиях «недалекой» эффективности, который связан с тем, что и политической наукой, и обобщением социального опыта, и экспертизой – имеют возможность заниматься в основном только представители коагулята. Это те, кто никогда не руководил и десятком людей. Те, кто ненавидит социальность и общественную сложность. Те, кто может только талмудить взятое где-нибудь «на стороне», да и то, что-нибудь попроще. Чему и соответствует уровень обобщений...


2. Идея консенсуса:


Это не отказ от демократической культуры. Но любой публичной политике предпослан консенсус неразрушения России, в рамках которого должен вестись спор. Никакая политическая теория, которая не ставит в центр вопрос о разрушимости нации – намеренной либо случайной, – не имеет силы для политического класса России.


Правда консенсус у него – лишь внутриордынский. На что заточена и вся аргументация. Но – лиха беда – начало. Начав с элитного консенсуса «неразрушения» могут дойти и до демократического элитного консенсуса (то бишь – до «элитарной» демократии), и до национального...


И вот тогда, на последнем этапе, когда нас отпустят наконец-то на волю, – и будет нам всем - счастье!..