December 15th, 2012

Образ врага, и как с ним можно жить

web stats script Выступление на круглом столе ВЦИОМА "Образ врага" в рамках политологического конгресса 23 ноября 2012 г.

Модератор: <…> слово Павлу Крупкину.

Крупкин П.: Я бы хотел затронуть пятый пункт программы (*): есть альтернатива образу врага, и как вообще можно с этой техникой работать. Вот казалось бы, есть разумное, доброе, вечное, и хорошо бы было обойтись без врагов, и чтобы львы возлегли с агнцами, etc. Но, как вы заметили из выступлений предыдущих ораторов, там рефреном звучит полезность данной техники, ее практичность, особенно в части мобилизации сторонников, так что, к сожалению, образ врага похоже пребудет с нами постоянно, и он будет постоянно использоваться всеми – ибо кто «разоружится», тот рискует проиграть... Однако мне кажется, что можно было бы немножко посмотреть по другому на ситуацию, сменить так сказать угол зрения, поменять постановку задачи - с черно-белого фиксирования «есть враг – нет врага» на какие-то ограничения по грамотному ограничению техники с тем, чтобы ее можно было бы использовать не разрушая общество.

При моделировании ситуации я хочу опереться прежде всего на тот факт, что конфликт также естественен, как и кооперация. Это даже до человека, до социальности, что-то архетипическое… А сам враг возникает лишь как определенный предел «эмоционального разгона» стороны конфликта в нашем воображении. То есть, имея конфликт, мы всегда имеем искушение «разогнать» партнера по некой оси до того состояния, когда он для нас становится врагом, и даже – смертельным врагом. Для чего нужен такой «разгон» сегодня уже много обсуждали. Главным образом, это великолепный способ мобилизации сторонников, мобилизации ресурсов, etc. Это работает, это просто факт. Я не буду развивать модель в этом направлении за неимением времени, тут действительно какая-то архетипика работает, и в результате получается действительно выгодный и ценный инструмент, который люди не остановятся использовать.

Вот так в качестве смены парадигмы можно предложить поработать с «граничным условием» разгона партнера по конфликту. Вот ежели нет никакого граничного условия, то мы можем «разогнать» ситуацию до объявления партнера смертельным врагом, которого нужно просто и безальтернативно уничтожать. И это – война. При этом до состояния «смертельный враг» там есть просто «враг», а еще ранее – «свой» с каким-то особенным интересом, конфликтующим с нашим интересом. И мы можем вполне «поставить предел» для «разгона», особенно имея общие ценности, общее видение прекрасного будущего или что-то другое подобное. Например, когда у нас политическая целостность общества является ценностью, то мы можем остановиться у черты раскола, а если такой ценности нет, то мы можем пойти далее…

И тут даже возникает другой вид у техники – вместо войны и уничтожения партнера по конфликту (игра с нулевой суммой) у нас получается игра, и поиск положения win-win. То есть остановиться «в разгоне врага» мы можем трансформируя ситуацию в игру. В общем-то известная трансформация: когда боксеры дерутся на ринге, они дерутся вполне по-серьезному, однако после боя они спокойно жмут друг другу руки, и не менее спокойно расходятся, чтобы накопить ресурсы для следующей схватки.

В заключение еще раз подчеркну свое мнение: правильным подходом было бы не купировать технику использования образа врага, пытаясь запретами исключить ее из оборота совсем, а грамотно поработать с установкой этих самых ограничений по «разгону» партнера во враги, найдя какое-то общественное согласие в этом вот месте.

Козырев Г.: Соревнование и конфликт - разные вещи. Прежде всего, спортсмены стараются повысить свою компетентность, поэтому боксеры жмут руки, или допустим, когда бегут по своим дорожкам, совершенно не пересекаясь, чтобы проявить свою способность. Также с конкуренцией, если она нормальная конкуренция. А конфликт предполагает перекрыть другому возможность достижения цели, поэтому сравнивать спорт и конфликт – не корректно.

Крупкин П.: Если мы не собираемся работать с указанным мной граничным условием, то все будет так, как Вы говорите. Однако напомню, что и на только что состоявшихся выборах в США Обама, и пять лет назад победивший на выборах во Франции Саркози, оба они заявили по итогам победы что-то вроде: «Господа, все, баста, поигрались и хватит, теперь я президент всех американцев / французов: вы все мои «свои»».

(*) Пункт 5: Как предупреждать социальные риски от использования технологии образа врага? Есть ли ей альтернативы? Может ли идея общественного согласия, кооперации, «дружбы за» стать более эффективной и конкурентоспособной, чем идея «дружбы против»?