Paul Kroopkin (kroopkin) wrote,
Paul Kroopkin
kroopkin

Categories:

Институциональное: О Модернити как исторической случайности

web stats script

Очередной Аузан. В частности:


Поэтому сейчас дискуссия перешла в следующую фазу: а каков этот третий фактор? Два года назад на английском языке (и в этом году на русском) вышла работа Норта, Уоллиса и Вайнгаста. Норт - известнейший экономист, нобелевский лауреат, Вайнгаст – один из крупнейших политологов, а Уоллис – выдающийся историк. Тройственная работа очень интересная, - она подвергается сейчас критике в западном мире, хотя мне кажется, что она очень достоверна. Они говорят то, что раньше в американской социальной науке не было принято говорить. Работа потрясающая. И еще как сказал один петербургский историк:  «зря экономисты из мейнстрима боятся, что институциональные экономисты попытаются стать мейнстримом. Они не пытаются стать мейнстримом, они пытаются создать новую социальную философию. Они не претендуют на доминирование в экономической теории, они претендуют на доминирование в социальной теории в целом». И книга Норта, Уоллиса и Вайнгаста – это очередная попытка создать новый закон в социальной теории, в первую очередь на основе нового прочтении модернизационной гипотезы.


Для тех кто не читал книжку, я могу коротко изложить основные идеи. Они состоят в следующем: сейчас существует три модели т.н. социального порядка  (книжка и называется Violence and social order – „Насилие и социальный порядок”). Одна из них не представляет особого интереса – это примитивный социальный порядок, который сохраняется больше для этнографического изучения, нежели экономического. Но две других активно конкурируют друг с другом – 25 стран мира принадлежат к порядку открытого доступа, и эти страны экономически и политически успешны. А 175 стран мира принадлежит к т.н. natural state – «естественному государству». Но революционность их выводов состоит в чем. Если достигается три условия: элиты применяют закон к себе, негосударственные организации живут дольше, чем их руководители, и, наконец, осуществляется коллективный контроль за средствами насилия, то постепенно (модернизация исторически требует не менее 50 лет) возникает взаимная связь демократических политических институтов и динамического роста.


Еретичность этой идеи, в частности, в том, что раньше – это последние два века - считалось, что существует прогресс, и следовательно есть страны, которые просто движутся впереди – и это норма. А вывод Норта, Уоллиса и Вайнгаста совершено не такой – нормальным является режим натурального, естественного государства, а исключением является режим открытого доступа. Очень редко странам удается выйти на этот путь, это флуктуация истории, - выход в успешный режим существования. По существу речь идет о том, что модернизация это не задача, это проблема, которую страна может решить, а может не решить и неизвестно существует ли для страны решение этой проблемы. И факторы решения этой проблемы лежат не в политических и экономических характеристиках, а в соотношении формальных институтов и неформальных практик. И это очень важно, потому что законы можно принимать какие угодно, и они могут быть сигналами о том, что вот мы имеем прогрессивный закон, но только он не работает!


Самое интересное заключается в том, что обозначенная выше идея «Запад – это флуктуация» сидит в глубинах сознания многих наших интелей уже достаточно давно, почему они и бросаются на защиту ордынского социального обустройства так яростно – надеясь, видимо, что верного вертухая правильные пацаны не обделят пайкой. Понятно также и то, почему западники не могли себя считать исключением – их практики уравнения людей – то самое их основное конкурентное преимущество – с подобным знанием просто не совместимы. И вот это периферийное знание входит в мировой мэйнстрим, порождая интересный парадокс – слишком строгое воздействие данного знания может сместить ценностную структуру лидеров, лишив их тем самым того самого лидерского движка.


Хотя, конечно, не все так страшно, ибо можно не пускать данное неравенство вовнутрь – что Запад и делал долгое время до 20-го века своим расизмом. Так что возврат к практикам 19-го века, а точнее синтез данных практик с достижениями века 20-го через ликвидацию ООН и создание Лиги демократий, получает еще один сильный аргумент – зачем наделять слишком большим влиянием недоразвитых? – пусть еще потренируются, поучатся, подрастут…

Tags: Развитие, Ссылки
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 67 comments