Category: происшествия

Category was added automatically. Read all entries about "происшествия".

Для памяти: Теракты в СССР: 1953-1989

Originally posted by afanarizm at Теракты в СССР: 1953-1989
Вот в прошлый раз я писал о народных волнениях различного характера в послесталинском-догорбачёвском СССРе. Сегодня же представляю вниманию блогодарных читателей новую хронику - терактов в том же государстве. На сей раз, отчертив по традиции с 1953-го, хронологию я довёл до 1989-го, ибо потом уже слишком много всего в этой сфере случилось и мне, откровенно говоря, лень вбивать. Общепринятое мнение говорит нам, что «Во всем виновны Горбачев и Ельцин!! Ведь до 1985г в СССР все было нормально и спокойно». Вот и давайте поглядим, так ли это.

Перво-наперво, определение, чтобы понимать, о чём вообще речь-то. «Акт терроризма - это совершение конкретного деяния, подпадающего под признаки состава терроризма. Терроризм (акт терроризма) следует рассматривать как составную часть в системе преступления террористического характера (террористической направленности). К категории этих преступлений относятся терроризм, террористический акт и другие преступления (захват заложников, похищение человека, захват зданий, сооружений, водного или воздушного судна, железнодорожного подвижного состава и т.д.), если эти деяния совершаются публично, направлены на устрашение населения в целях оказания влияния на принятие какого-либо решения или отказ от него. Совершение любого деяния, подпадающего под указанные признаки преступлений террористического характера (террористической направленности), следует обозначить категорией «террористическая акция», которая по своему содержанию охватывает и акт терроризма, и террористический акт, и любое другое преступление террористического характера». (ссылка)

А теперь, вооружившись теоретическим багажом :), собственно хроника:

Collapse )

Россиянское: «Душа фээсбэшника»

Соколов-Митрич Д. Душа фээсбэшника. // Русский Репортер (Сетевая версия), 2013, №24 (302). URL : http://rusrep.ru/article/2013/06/19/dusha.

"Общение с сотрудником ФСБ помогает взглянуть на мир более позитивно. Многое из того, что я раньше считал признаками великого беспредела, оказалось всего лишь задачами государственной важности."

"Общение с сотрудником ФСБ помогает прояснить значение многих слов и выражений. Взять, например, популярную фразу «все под контролем». … я наконец врубаюсь, что «под контролем» – это вообще не про закон и порядок. Если человек в погонах говорит: «Все под контролем», он вовсе не обязательно имеет в виду, что на данной территории царит справедливость и исполняются законы Российской Федерации. «Все под контролем» – это всего лишь силовой термин. Он означает, что государство так или иначе доминирует, владеет обстановкой и способно на нее влиять.

– Нас, чекистов, тут всего пять человек на три района. И мы здесь не для того, чтобы охранять правопорядок и обеспечивать диктатуру закона, – для этого есть п¬олиция, прокуратура, суды, правозащитники и так далее. Наша задача – сохранять общий контроль за о¬бстановкой. Мы – государево око. Мы на все смотрим под углом государственной безопасности. … Мы все про всех знаем, но активизируемся лишь в тех случаях, когда под угрозой сама система власти. … Мы здесь, чтобы … от нас не было тайн. Чтобы в любой момент мы могли с минимальными издержками повлиять на происходящее. Поэтому мы все про всех знаем, и мы очень даже можем. И все это знают, поэтому не зарываются."

"В ФСБ все-таки до сих пор очень сильны традиции, понятие чести. Осуждение коллектива – самое страшное наказание. Его боятся сильнее любого с¬уда. У нас, с одной стороны, мощнейшая корпоративная солидарность, но с другой – никакой круговой поруки. Е¬сли ты свой, ты не пропадешь. Так или иначе тебе помогут – и на службе, и на пенсии. Но если ты злоупотребил доверием, ты потерял все, ты, считай, зря прожил жизнь. // Чем дольше идет разговор о корпоративной солидарности, тем более ярким и красочным становится для меня окружающий мир. Глава этого района – сотрудник ФСБ в отставке. Глава соседнего района – сотрудник ФСБ в отставке. Список крупнейших предпринимателей в регионе изобилует сотрудниками ФСБ в отставке. Список директоров и замдиректоров крупнейших госкомпаний – сотрудник на сотруднике. Один из лидеров «Единой России» в регионе – сотрудник, бывший глава такого же межрайонного отдела, только на другом конце области."

"– … Мы такие же люди, как и все, у нас такие же проблемы, все понимаем. Просто мы все равно исходим из презумпции правоты государства. Потому что государство – это мы."

Мое: В общем-то понятно, что теоретически обобщенная тайная полиция обслуживает важную функцию - работу в зазоре между легальным и легитимным. Легитимность в общем случае определяется соответствием общему благу, или другому какому "задающему функционалу" для социального порядка. И можно видеть, как формулируется "задающий функционал" нонешней РФ: "референс" в части "правильности" социального действия это то, что собирается из содержимого голов чекистов, и называется ими "государственной безопасностью". И из цитат выше довольно очевидно, что "задающий функционал" сейчас - это raison d’état, а вот до полицейского государства нам еще расти и расти...

Как на место нонешнего "задающего функционала" поставить такой продукт агоры, как "общее благо" - пока непонятно...

Жан Бодрийар  «В тени молчаливого большинства»

web stats script

Прочитал работу Бодрийара. Почерпнул две интересные идеи.


1-я. Терроризм в силу своей бессмысленности и иррациональности практически является одним из видов стихийного бедствия:


«Как раз в этом смысле, или, лучше сказать, в этом своём вызове смыслу, террористический акт сближается с катастрофами, происходящими в природе. Никакой разницы между подземным толчком в Гватемале и угоном «Боинга» Люфтганзы с тремястами пассажирами на борту, между «естественным» действием природы и «человеческим» действием терроризма не существует. Террористами являются и природа, и внезапный отказ любой технологической системы: крупные сбои в системах подачи электроэнергии в Нью-Йорке (в 1965 и 1977 годах) создали ситуации значительно более серьёзные, чем те, к которым приводили все до сих пор осуществлявшиеся спланированные террористические акты. Более того: эти крупные аварии технологического плана, как и катаклизмы природного характера, демонстрируют возможность радикальной подрывной работы без субъекта. Сбой 1977 года в Нью-Йорке мог бы быть устроен и хорошо организованной группой террористов, но результат оказался бы тем же самым. Последовали бы те же акты насилия и грабежи, точно так же стало бы нарастать возмущение происходящим и точно таким же мучительным было бы ожидание того, когда же наконец установится «социальный» порядок. Отсюда следует, что терроризм порождён не стремлением к насилию, а характерен длянормального состояния социального — в той мере, в какой это нормальное состояние в любой момент может превратиться в нечто прямо противоположное, абсурдное, неконтролируемое. Природная катастрофа способствует такому повороту событий и именно поэтому парадоксальным образом становится мифическим выражением катастрофы социального. Или, точнее, природная катастрофа, будучи в высшей степени бессмысленным и нерепрезентативным событием (разве что за ним стоит Бог; не случайно в ситуации с последней аварией в электросетях Нью-Йорка ответственный работник Continental Edison заговорил о Боге и его вмешательстве), становится своего рода симптомом или наиболее ярким олицетворением особого состояния социального, а именно его катастрофы и крушения всех репрезентаций, на которые социальное опиралось.»


2-я – о структуре этого «молчаливого большинства», которая представляет собой группы с внутренним языком коммуникации, отличным от официального...


Похоже на правду. Существование групп – очевидно. Круг общения каждого человека слабо меняется во времени. Это видно и в ЖЖ. Данные группы практически не заинтересованы в росте. У них есть лидеры. Причем по разным направлениям лидерами могут быть разные люди: по политике – одни, по жизненному стилю – другие, по организации досуга – третьи, и т.д. Очевидно, что доверие группы к своему внутреннему эксперту существенно выше, чем к внешней информации, что подтверждает модель двухслойной коммуникации.


Более интересен вопрос с переводом сообщений. В модели Бодрийара язык группы (суб-коды) отличается от внешнего языка (коды), на котором формируются сообщения. Поэтому практически все сообщения не достигают группы, кроме тех, которые были ретраслированы на группу групповым экспертом.


Я думаю, механизм тут другой – недостатов времени. Время людей ограничено, и поэтому в основном они ставят себя вне информационного потока. И ценностью становятся члены группы, отрабатывающие какие-то информационные направления, и транслирующие дайджесты по ним на остальных членов.


Понятно, что во многих случаях группа уже сформировала свои предпочтения (смыслы), и ретрансляторы фильтруют новости в соответствии с этими предпочтениями, так что группа обычно идеологически замкнута и инерционна.


Еще один интересный факт. Бодрийар почему то трактует такую структуру социума как что-то новое. Я думаю, что это не так. Такие группы были всегда. Может быть только ранее группы формировались более в соответствии с традиционными общественными структурами – кланами, семьями, etc. Хотя и тогда соученики и сослуживцы были включены в круг общения. Естественно, что в настоящее время традиционные структуры из данных групп практически ушли.