Category: путешествия

Category was added automatically. Read all entries about "путешествия".

Россия во французских романах конца 19-го века

web stats script

В "Образе России во французском романе (1859-1900)" (2005) Жанин Небуа-Монбе (Janine Neboit-Mombet) приходит к такому выводу: "Если посмотреть на материал в совокупности, образ России как образ чего-то "иного" выглядит туманным и трудноопределимым" (стр. 472). Предметом анализа Небуа-Монбе стали две с половиной сотни произведений второй половины XIX века. "Франция испытывает к России смешанное со страхом влечение. Россия – это нечто огромное, далекое, таинственное и волнующее. Она остается таковой несмотря на то, что ее интеллигенция ходит в наши университеты, а ее богачи обеспечивают процветание наших курортов и оставляют целые состояния за нашими игровыми столами. Россия волнует и смущает своей двойственной природой. Это страна Севера, который символически отождествляют с холодом и смертью".


Образ России становится чем-то вроде зеркального отражения Франции: "Российский деспотизм и наша свобода, русская соблазнительница и наша верная жена, фанатичный нигилизм и наш рациональный либерализм. С помощью различных стилей, интриг и персонажей французский роман пытается донести беспокойство Франции тех времен, французские противники нередко сводят счеты через россиян". Автор также задается вопросом об изменении этого образа в XX веке. Октябрьская революция и послевоенный период остаются практически незатронутыми: "До войны 1914 года, если судить по романам, чья дата публикации не подходит для исследования, наши выводы остаются в силе". Тем не менее, революция вызвала острую полемику с поляризацией таких понятий как "мания" и "фобия", "утопия" и "идеология". Ряд писателей черпали вдохновение в путешествиях и личном знакомстве с российской империей, тогда как "другие решали сделать местом действия Россию или ввести в повествование русского персонажа, хотя они сами ни разу не были в Санкт-Петербурге, Москве или где-то еще".

История: Денежная система Фландрии 14в.

web stats script

По данным книги (De Roover R. Money, Banking and Credit in Mediaeval Bruges - Italian Merchant Bankers, Lombards and Money Changers - A Study in the Origins of Banking. READ BOOKS, 2008. 464 p.) особенно начиная со страницы P.222.


1. Учетная система была отделена от реально ходивших денег. Учет велся в фунтах (pound), каждый из которых был равен 20 шиллингам (shilling) или 240 денье (denier). В 14-м веке встречаются две системы учета – устаревшая (которой пользовались консервативные люди) – на основе денье parisis, и новая – на основе денье грота (groat), равному самому гроту – реальной монете оборота. Новая система была в 12 раз «весомей» старой, ибо грот был равен 12 денье parisis.


2. Реальные монеты в обороте – это, во-первых, «белые» деньги – серебрянные монеты на основе грота: грот, полу-грот, стерлинг (sterling) – треть грота, двойной стерлинг – 2/3 грота. В конце века появился еще двойной грот. И, во-вторых, «черные» деньги – грош (mite), равный 1/24 грота, и двойной грош – 1/12 грота.


3. Очевидным требованием оборота денег было поддержание такой ситуации, чтобы значение номинала было бы выше стоимости металла – что очевидно, иначе все деньги пойдут в переплавку. Для этого использовался специальный налог на заказчика денег – seigniorage, и плата монетного двора – brassage. Так в середине 14 в. из одной тройской марки серебра (argent-le-roi, 23/24) чеканили 134 грота, из которых заказчику отдавали 118 гротов. По «черным» деньгам было еще круче – номинал был в 2 раза больше, чем стоимость металла.


4. Денежная система была четко зарегулирована герцогом, который регулярно издавал Денежные Ордонансы, устанавливашие все правила и цены в этой области. Основой системы были Казначейство, Монетный Двор, Плавильня и менялы. Менялы были ответственны за то, чтобы в Брюгге ходили бы только разрешенные к обращению монеты. Все иные монеты они обязаны были превратить в лом, переплавить (Плавильня была монопольным местом, где могло плавиться серебро – упоминается до середины века, по золоту информации пока не встретил) и сдать на монетный двор. Оплата менял была строго зарегулирована, и была на уровне 0,2% от обмениваемой суммы. Если у менялы находили нелегальную монету – он подвергался штрафу.


Далее мое: Найденная фактура ни одним местом не противоречит моей идее о том, что «в древние времена» номинал ходивших в регионе денег поддерживался Правителем региона посредством учета при уплате подданными налогов. Интересно упоминание в данной книге специального статистического органа – Tribunal d’Epier, который собирал информацию по ценам на основные виды товаров, чтобы поддерживать адекватность герцогских операций с использованием натуральных оплат. Роли монетного мастера и менял – фактически чиновники (все зарегулировано), причем менялы – это были чиновники на аутсорсинге – была конкуренция.